Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Пещеры Придонья: Воскресенский Белогорский мужской монастырь

Оригинал взят у alexsrb в Пещеры Придонья: Воскресенский Белогорский мужской монастырь
Оригинал взят у muph в Пещеры Придонья: Воскресенский Белогорский мужской монастырь. Часть II



В первой части отчета мы осмотрели урочище Белогорье, наземную часть Воскресенского монастыря, расположенного там, получили краткую историческую вводную и остановились у входа в сами Белогорские пещеры. Сегодня мы довольно подробно осмотрим их внутри, а потом вновь выберемся на высокий скалистый берег Дона и еще раз посмотрим на удивительной красоты ландшафты.



Collapse )
ДивногорьеКостомаровоХолкиШатрищеПещера Ухо

Копипастерам напоминаю, что при перепечатке материалов, активная ссылка на источник обязательна.



Марина Громова, генеральный директор Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника

Марина Громова, генеральный директор Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника: «В нашей жизни все основано на доброй воле»

http://orthodox.kiev.ua/ru/articles/447.html Монастыри Киевской епархии Украинской Православной Церкви



Как известно, весной 2010 года произошли кадровые изменения в руководстве Национального Киево-Печерскогоисторико-культурного заповедника. Марина Громова сменила Сергея Кролевца на должности генерального директора. В конце года мы решили пообщаться с Мариной Эдуардовной и подвести кое-какие итоги работы, проведенной Заповедником за это время. А также узнать ее мнение относительно финансовых, имущественных, научных и вопросов взаимодействия со Свято-УспенскойКиево-Печерской Лаврой.

— Марина Эдуардовна, Вы на должности гендиректора с апреля этого года. Столкнулись ли Вы в начале своей деятельности с какими-либо трудностями?

— Надо отметить, что культура в Украине десятилетиями недофинансировалась. Но сейчас ситуация меняется к лучшему. Мы чувствуем конструктивную позицию Министерства культуры, относительно приоритетного направления деятельности в совершенствовании законодательной нормативно-правовой базы в сфере охраны культурного наследия. Принят весомый Закон, которым внесены изменения в девяти законодательных актах Украины. Закон регулирует ряд вопросов организационных, правовых, административных в сфере охраны культурного наследия, деятельность заповедников и определяет усиление как административной, так и уголовной ответственности. Формируется Государственный реестр недвижимых достопримечательностей Украины. Проработан вопрос совершенствования системы органов государственного управления объектами культурного наследия и непосредственно объектами, внесенными в Список всемирного наследия. Это, в частности, является реакцией на конструктивное предложение, которое было высказано во время совместного мониторинга Анной Сидоренко-Дюлом (ЮНЕСКО) и Тодором Крестевим (ИКОМОС) относительно состояния сохранности Софийского собора и Киево-Печерской Лавры в марте 2009 года.

— Относительно финансирования Заповедника. Увеличено ли оно? На какие проекты направлены деньги?

— Во-первых, мы активно работаем над обеспечением финансовой поддержки сохранения объектов из разных источников. Президент и нынешнее Правительство вопросы обеспечения финансирования памятников определили как приоритетные. Именно это придаст новый импульс как музейной, так и сфере охраны памятников. Во-вторых, на сегодня, действительно, увеличилось финансирование Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника. В этом году выделено более 36 миллионов гривен на проведение ремонтно-реставрационных работ на объектах Заповедника. Прежде всего ведутся работы на Колокольне Успенского собора, в Кельях соборных монахов, в интерьерах Успенского собора. Заказана разработка научно-проектной документации на реставрацию таких памятников, как церковь над экономическими вратами, Трапезная церковь, Кухня Трапезной палаты и на ликвидацию аварийного состояния подпорной стены Верхней Лавры, и смотровой площадки и других объектов Заповедника.

— Не секрет, что в последние годы взаимоотношения монастыря и заповедника не носили положительного характера. Сейчас они улучшились. Расскажите о процессе сближения подробнее.

— Отношения действительно были не лучшими. Об этом я знаю, еще с того времени, когда работала в Государственной службе по вопросам национального культурного наследия. В нашей жизни все основано на доброй воле. Если она есть, то и общение с окружающим миром будет направлено на позитив, на созидание добра. Возможно, этого не хватало в прошлом руководстве. Сейчас мы видим позитивные сдвиги в этом направлении. Лично я выступаю за тесное сотрудничество по всем направлениям. Мы ощущаем со стороны Украинской Православной Церкви, Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры понимание всех наших потребностей и проблем. Реально воплощаются в жизнь совместные экспозиционные, научные проекты. Примером такого сотрудничества является одобрение Ученым, Научно-реставрационным, Научно-методическим советом Заповедника Концепции Генерального плана развития Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника, разработанный Научно-исследовательским институтом памятникоохранных исследований. Эта же Концепция была согласована с наместником Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры архиепископом Павлом. Заповедник и Лавра, генеральный директор и наместник, вместе на Международном семинаре «Роль религиозных общин в управлении объектами всемирного наследия» осуществили презентацию объекта всемирного наследия — Киево-Печерской Лавры.

— Кстати, о Государственной службе по вопросам национального культурного наследия. Сергей Кролевец в интервью «Украинской правде» в прошлом месяце сказал, что «Марина Громова и Николай Кучерук, «работали» при оранжевых руководителями Государственной службы по вопросам национального культурного наследия: направо и налево раздавали разрешения на позорную застройку Киева, охранных зон Софии и Лавры, а при нынешней власти становились полезными уже как руководители заповедника, разрушали своими же «разрешениями». Прокомментируйте это, пожалуйста.

— Это собственное мнение Сергея Кролевца. Я ее комментировать не буду.

— Также бывший директор сказал, что сейчас Заповедником не ведется научная работа. Так ли это?

— Лучше меня скажут факты. За время моего руководства, а это меньше одного года, состоялось три научные конференции, увидело свет 18 отдельных научных и научно-популярных изданий, выполнено 6 выставочных проектов. Несколько экспозиционных проектов было подготовлено и осуществлено за рубежом. Это «Украинская икона XIV–XIX века», Музей Библейского искусства «МОВІА» в Нью-Йорке и «Украинская икона XIV—XIX вв.», Центр «Меридиан» в Вашингтоне. Хочу заметить, что к каждой выставке был издан научный каталог, буклет. Также осуществлен целый ряд культурных, научно-образовательных, научно-методических мероприятий для школьной, студенческой молодежи и учителей учебных заведений, с которыми Заповедник имеет соглашения о сотрудничестве.

— Еще один вопрос к Вам, которое требует опровержения или подтверждения. Сергей Кролевец уверяет, что на территории Нижней Лавры ведутся адекватные археологические исследования? Так или нет?

— Заповедник имеет Открытое письмо с разрешением на проведение археологических исследований по специальной форме, которая предусматривает археологический надзор за земельными работами на территории Заповедника. Такие исследования были проведены у траншеи инженерных коммуникаций и разрытых участков вблизи корпусов № № 10, 31, 39, 45, 50, 54, 56, 60, 65, 69, 100, в плоскости Водонапорной башни (корп. № 112) и около церкви над экономическими вратами (корп. № 82). Как видите, мы действуем в пределах своей компетенции.

— Как Вы оцениваете уровень профессионализма сотрудников Заповедника? Произошли какие-либо кадровые улучшение в этом году?

— Хочу сказать, что профессиональный уровень сотрудников Заповедника достаточно высок. В коллективе трудятся кандидаты наук из разных областей научных знаний и направлений. За последнее время несколько усилилась служба главного архитектора. В Заповедник пришли настоящие специалисты дела охраны памятников, которые любят свою работу, заботятся о культурном наследии, которым гордится весь наш народ. Усилилось международное направление деятельности Заповедника. Кадровые работники, которые уже не одно десятилетие работают в Заповеднике вместе с молодежью, которая пришла к нам недавно, организовали и обеспечили проведение, беспрецедентного в Украине и странах СНГ, Международного семинара «Роль религиозных общин в управлении объектами всемирного наследия», в рамках провозглашенного Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций с участием Центра всемирного наследия ЮНЕСКО Международного года сближения культур. Как известно, координатором этого мероприятия был Национальный Киево-Печерский историко-культурный заповедник.

— Относительно имущественных вопросов. На ваш взгляд, что необходимо сделать с имуществом Лавры и заповедника?

— Как и с любым имуществом, хранить и приумножать для грядущих поколений.

— Еще один вопрос, который беспокоит общественность, относительно отселения музеев. Как складывается ситуация сейчас?

— В этом вопросе прозрачность и ясность. До тех пор пока не будут предложены соответствующие помещения, ни один музей с территории Заповедника не будет отселен. Вопрос в том, что в зданиях, в которых размещены музеи, крайне необходимо проводить ремонтно-реставрационные и даже противоаварийные работы. А это на время проведения работ потребует некоторых возможных функциональных перемещений в самых зданиях. В этом вопросе мы найдем понимание.



Биографическая справка:

Марина Эдуардовна Громова родилась в 1962 г. В 1984 г. окончила Киевский государственный университет им. Т. Г. Шевченко (по специальности — историк). В 1997 г. окончила Институт международных отношений по специальности правовед. В 2003 г. окончила Академию государственного управления при Президенте Украины и защитила диплом магистра государственного управления. Свою трудовую деятельность начала в должности младшего научного сотрудника Государственного исторического музея Украины. Впоследствии работала в Верховной Раде Украины помощником-консультантом народного депутата Украины. С 2006 г. занимала должность заместителя председателя Государственной службы по вопросам национального культурного наследия. С апреля 2010 г. — генеральный директор Национального Киево-Печерскогоисторико-культурного заповедника.

С ее участием разработан Проект Государственной целевой национально-культурной программы развития Национального заповедника «Хортица» на период до 2012 року, Концепцию Государственной целевой национально-культурной программы развития Национального заповедника «Херсонес Таврический» на 2009—2013 гг. и утверждена Концепция Государственной национально-культурной программы развития Украинского казачества на 2009—2011 гг. За заслуги перед Украинской Православной Церковью Марина Громова награждена орденами Святой Великомученицы Варвары I–III степеней и Грамотой Предстоятеля УПЦ Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира.


Беседу вела Татьяна Николаева
+++
Сайт Киево-Печерской Лавры:
http://www.lavra.ua/

Декабрь 1475 захват турецкой армией Мангупа столицы Княжества Феодоро (1) 23 Ноября 2010

Декабрь 1475 захват турецкой армией Мангупа столицы Княжества Феодоро

(Сообщение буду дополнять ссылками, текстом и иллюстрациями, возможно в моём дневнике будут другие сообщения о Мангупе, тогда это примечание удалю и поисковые ссылки последующих статей моего дневника расположу в конце)

++++++++
Падение Мангупа - столицы Княжества Феодоро.

Вторник, 09 Ноября 2010 г. 21:09
http://www.liveinternet.ru/users/paul_v_lashkevich/post140049950



++++++++
Автор фотографий: Sigurd. Альбом: "Мертвые города Крыма. Мангуп".
http://sigurd.moifoto.ru/79230

Исторический этюд


Collapse )
Все фотографии альбома "Мертвые города Крыма. Мангуп" »»

С этой стороны мыса Тешкли во время штурма города находились последние защитники и мирное население.

++++++++

Одна точка зрения.

Мангуп – боль христианства и ислама.
http://abuserga.blog.ru/82483059.html

Непривычно видеть на километровой высоте, куда залетают разве что орлы, все эти вырытые в известняковой толще пещерные жилища, хитроумные резервуары для сбора дождевой воды, остатки великолепных замков и церквей. Для кого-то горное плато Мангуп – символ сильной православной государственности и вооруженного сопротивления исламской агрессии. Для меня же – нелепый памятник человеческой глупости, зримое свидетельство того, чем заканчиваются попытки навязать свое видение мира с помощью оружия.

Мангуп – огромная гора, но вместо привычной конической вершины ровная как стол поверхность — плато. На этом высокогорном «столе», покоящемся на неприступных отвесных скалах высотой более 800 метров, располагалась столица могущественного средневекового княжества Феодоро. Сама крымская природа превратила Мангуп в необоримую крепость. Труднодоступность, воля защитников и православная вера превратили Феодоро в последний оплот Византийской империи. В течение 22 лет после захвата османами Константинополя Мангуп продолжал испускать ослепительный свет великой римской цивилизации. Это же горное плато должно было стать отправным пунктом последнего крестового похода, целью которого было изгнание турок из Малой Азии и отвоевание у «неверных» Гроба Господня в Иерусалиме. Только падение под натиском янычар в 1475 году горной столицы княжества Феодоро предотвратило эту фантастическую затею.

Из окна электрички, мчавшей меня из бывшей столицы Крымского ханства — Бахчисарая — в город русской славы Севастополь, Мангупское плато казалось куда более доступным. Лишь оказавшись у подножия огромной горы начинаешь понимать, что подъем на плато не стал легче за последние пятьсот лет. То есть с тех пор, когда отвесные скалы христианского города-крепости штурмовали свирепые янычары. На верх ведет петляющая среди замшелых валунов, колючего терновника и реликтовой сосны тропа.

День выдался жарким: июль. Даже привычные к крымскому зною горные цикады, кажется, измучены палящим солнцем и оглушительно взывают к небу о редком в этих местах дожде и желанной прохладе. Воздух напоен дурманящим запахом полыни и хвои.

Последний рывок и, наконец, сквозь неприметную расщелину в скале, куда завела меня козья тропа, попадаю на вершину горного плато. Сколько хватает глаз, кругом расстилается ровная, как футбольное поле, равнина. Она устлана выжженной желтой травой словно ковром. Лишь редкие акации и низкорослые кустарники разнообразят характерный скорее для степи, чем для гор, ландшафт. Но бдительность лучше не терять. Всего несколько десятков шагов вперед, и я едва не падаю в бездну. Края плато обрываются отвесными скалами. Так что нужно смотреть под ноги, чтобы не разделить участь несчастных, таблички в память о которых то там, то здесь осведомляют, что «на этом месте в 19… году трагически оборвалась жизнь» того или иного бедолаги.

Бездонная пропасть действительно как магнитом притягивает к себе: притупляет инстинкт самосохранения, завораживает обманчивым ощущением покоя и красоты расстилающихся кругом гор. Но забывать, что мы не птицы, не стоит. Впрочем, древние аборигены, похоже, считали иначе. Чтобы основать столицу своего государства на такой головокружительной высоте — ближе к небу, чем к земле — нужно было обладать изрядной долей смелости и фантазии.

Наземных построек на Мангупе практически не сохранилось, за исключением остатков княжеского замка, фрагментов крепостной стены и разбросанных по плату редких руин. Зато толща горы напоминает скорее муравейник: ведь Мангуп – один из самых крупных пещерных городов мира.

Чтобы построить пещерный дом, не нужны ни кирпич, ни доски ни цемент. Достаточно вырубить в скальной породе приличную по размерам нору. Но не только. Еще нужны системы жизнеобеспечения. Когда по расположенному прямо под ногами лазу спускаешься в недра плато, попадаешь в целую систему подземных помещений. Одни из них напоминают многоквартирные дома, где комнаты соединены между собой узкими лазами. Другие расположены прямо на отвесной скале. Проникнуть в такую «квартиру» можно лишь с известным риском для жизни, поскольку ступени вырубленной в камне лестницы за века вытерлись до зеркального блеска и стали очень скользкими. Один неверный шаг — и ты рискуешь соскользнуть в восьмисотметровую бездну. Однако смелый путешественник, рискнувший по опасной лестнице пробраться в одно из множества таких населявшихся людьми «ласточкиных гнезд», оказывается вознагражденным в полной мере. Открывающаяся из прорубленного в скале окна панорама расстилающейся далеко внизу долины, покрытые сизой дымкой вершины гор вдали, узкая полоска моря на самом краю горизонта говорят о том, что обитатели этих жилищ были не лишены чувства прекрасного. О плоти тоже, впрочем, не забывали. В полу вырублены квадратные ямы — водосборники — куда собиралась дождевая вода. Рядом со входом в жилище нередко прорублено круглое отверстие – видимо, туда вставляли трубу дымохода. В стенах вырублены каменные скамейки, полки.

Вернувшись на белый свет из сумрачного подземного муравейника, иду в восточном направлении, где расположена цитадель. Натыкаюсь на остатки подземного храма. Основное помещение расположено под ногами. Полукруглая алтарная апсида указывает прямо на восток и оканчивается пропастью. Так что совершить крестный ход вокруг храма возможно, если только у вас есть пара крыльев за спиной. Плато в плане напоминает руку с растопыренными «пальцами». Цитадель Мангупа расположена на одном из его «пальцев». Один из них – Тешкли-Бурун – у основания перегорожен впечатляющим своими размерами мрачным замком. Здесь жили древние правители горного государства.

Кто же обитал в этих пещерных квартирах, наслаждался с высоты птичьего полета прекрасным пейзажем, молился в подземном храме, утолял жажду ледяной водой, бьющей из источника в увитом плющом тенистом горном ущелье Гамам-Дере, разрезающем пополам плато? И главное, куда делись все эти люди? Почему этот некогда населенный тысячами людей сказочный город нынче представляет собой лишь безжизненную пустыню, в изрытых пещерами недрах которой живут лишь призраки, да завывает ветер?

Старинная крымская легенда рассказывает о том, что в старину в Крыму жили два племени – земледельцев и кочевников. Они непрерывно враждовали между собой. Однажды сын царя кочевников влюбился в дочь правителя земледельцев. Но суровый отец под страхом смерти запретил сыну даже и думать о браке с представительницей вражеского племени. Тогда юноша решился на побег.

Он бежал в царство земледельцев и женился на царевне. От этого брака у них родился сын. Этот брачный союз мог положить конец бессмысленной многовековой вражде двух народов. Однако, узнав о побеге сына и рождении внука, правитель кочевников пришел в неописуемый гнев. Вместо заключения долгожданного мира он пошел войной на земледельцев. Защищая свою новую родину и семью, его сын погиб на войне. Долго защищался в своем дворце старый правитель земледельческой страны. Вместе с дочерью и внуком он по подземному ходу бежал из разрушенной крепости. Но выход оказался завален камнями. Враги не могли найти беглецов, но и беглецы не смогли выбраться из каменной западни и после долгих страданий и мучений умерли здесь от голода. Руины этой крепости до сих пор стоят в Крыму как памятник людской жестокости и бессмысленной вражде. Легенда во многом напоминает судьбу как Мангупа, так и нашего современного мира, где христиане и мусульмане слишком часто пытаются решать проблемы путем насилия.

Первая крепость появилась на Мангупе еще в VI веке по приказу византийского императора Юстиниана. В то время здесь было поселение Дори, где проживали готы – союзники Византии. Двести лет спустя сюда пришли захватчики-хазары. Известно, что жители Мангупа во главе со своим епископом Иоанном Готским подняли против хазар восстание, которое было жестоко подавлено. В ХIV веке плато превращается в столицу православного княжества Феодоро. Правила здесь местная гото-византийская династия, которая находилась в зависимости от Константинополя. Население Феодоро было пестрым: здесь жили готы, аланы, славяне, армяне, греки, караимы. Территория княжества простиралась от Херсонеса на западе до Алушты на востоке. Феодоро было мощной и влиятельной политической силой своего времени. Правящая на Мангупе династия возводила свою родословную к византийским императорам. По этой причине многие властители того времени считали для себя лестным породниться с правителями Феодоро. Так, великий князь Московский Иван III вел переговоры о женитьбе своего сына на дочери мангупского правителя.

Судьба Мангупа была предрешена с момента падения его метрополии – Константинополя, столицы Византии. В 1453 году турки-османы взяли штурмом оплот православия на Востоке, и султан Мехмед II триумфально въехал в древнюю столицу римских императоров. Феодоро, куда бежали видные византийские сановники и духовенство, стало центром подготовки крестового похода. Планировалось найти союзников на Западе и в Руси, создать антитурецкую коалицию и начать из Крыма общеевропейский поход на турок с целью освобождения от «неверных» Константинополя и в перспективе даже Иерусалима. В ответ на это турки осадили Мангуп, и после кровопролитной полугодовой осады город на плато пал. Мангуп был разграблен, а население либо истреблено, либо захвачено в плен. С тех пор он оставался заштатной османской крепостью, и после пожара вскоре пришел в полный упадок.

В начале XIX века здесь оставались уже одни безлюдные руины, путешественник восклицал: «прочь отсюда, ведь нет ничего страшнее, чем неудовлетворенное любопытство». Бывшая столица Феодоро хранит много тайн. И главная из них – как христианам и мусульманам, людям всех наций и вер научиться жить в мире, чтобы не повторить участь Мангупа.

Была ли альтернатива такому ходу событий на Мангупе, и шире – в Византии, печально окончившей свое существование среди войн и так и не осуществившихся грез о новых крестовых походах? Идеи синтеза культур Запада и Востока, поиска общих корней христианства и ислама были широко распространены в эпоху заката Византии. Византийский интеллектуал Георгий Трапезундский писал победоносному султану Мехмеду II после захвата Константинополя: «Если кто-то объединит христиан и мусульман в одну религию и закон, он будет проводником человечества к Спасению. В сравнении с этим Александр Великий, Цезарь Август и сам Константин покажутся малыми». В Мангупе, правители которого находились в тесных родственных связях с тюркскими мусульманскими династиями, возможность для такого синтеза была вполне реальной. Протурецкая партия, пришедшая к власти в княжестве Феодоро после падения Константинополя, вела переговоры о мире и союзе с турецким султаном и крымским ханом.

Однако в Мангупе произошел переворот, и верх взяла «партия войны». Дальнейшая судьба города, осажденного янычарами, известна.

Османская империя пережила своего извечного врага – Византию – на несколько столетий. Но итог оказался столь же плачевен. Не сумев найти ключ к объединению Запада и Востока, сформулировать принципы религиозной толерантности, которые единственно смогли бы объединить пестрый клубок наций и верований в единый узор на необъятном геополитическом «ковре» Блестящей Порты, турки-османы тоже сошли с мировой арены.

Наверное, существует известная историческая справедливость в том, что последними обитателями Мангупа стали не христиане и не мусульмане, а караимы – тюркское племя, исповедующее караимизм. Эта странная вера, которую многие считают «сектантской», в действительности сумела найти то общее, что объединяет три родственные, но непрестанно враждующие между собой мировые религии – христианство, ислам и иудаизм. Общий исток – десять заповедей, данных Богом Моисею (Мусе) и признаваемых всеми тремя авраамическими религиями. Основатель караимизма Анан бен Давид еще в VIII веке учил: «Путь к Богу должен быть вымощен добрыми делами на земле». А не камнем, бросаемым фарисеем в ближнего, или мечом, поднимаемым на ближнего во имя Христа или Мухаммеда. В целом крымские караимы – очень мирный народ. Кроме того, исторически так сложилось, что в Крыму они были отстранены от воинской службы. При татарах и турках – как «неверные», которым запрещено служить в исламском войске. А при русских царях – как малочисленный народ. В Крыму они исконно занимались садоводством, кожевенным делом, богословием. Караимы были последними обитателями Мангупа. Последние из них покинули город на плато в конце XVIII века, после присоединения Крыма к России.

Сегодня уже нет Византийской империи, пытавшейся насаждать православие с помощью оружия на просторах от Атлантического океана, до песков Сахары и гор Кавказа, и последним оплотом которой стал Мангуп. Победители грозных ромеев – турки, установившие полумесяц вместо креста над половиной мира, хвалившиеся своим оружием и победами, позднее сами разделили участь поверженной ими Византии. Современному человечеству важно извлечь из этого уроки. Будем надеяться, что Мангуп, взрывы башен-близнецов в Нью-Йорке, кровопролитный палестино-израильский конфликт, драма Ирака отрезвят горячие головы и научат людей быть добрее и мудрее. Просто нет другого пути, чтобы всем нам выжить в грозном ХХI веке.

Сергей Путилов

Мангуп – Москва
Материал предоставлен автором,
впервые опубликован на сайте Благовест-инфо